Христанская медитация
Международное общество христианской медитации
общество | группы | статьи | видео-аудио | галерея | магазин | контакты | ссылки | новости

МЕЖДУНАРОДНОЕ ОБЩЕСТВО ХРИСТИАНСКОЙ МЕДИТАЦИИ
(The World Community for Christian Meditation)
www.wccm.org

о.Лоренс Фримен OSB

о.Лоренс Фримен OSB
"Размышления на Адвент 2016"



I неделя Адвента

Мы ожидаем Адвента большую часть года (Слово становится плотью 25 марта, в Праздник Благовещения). Но, подобно зерну, беззвучно растущему под землей днем и ночью, тишина Благовещения становится слышимой только в эти четыре недели Адвента. Если мы сможем вслушаться в безмолвие Воплощения, набирающее почти ощутимый уровень звучания в этот период непрерывно возрастающего ожидания, мы намного лучше настроимся на празднование Рождества, каковым оно должно быть на самом деле.

Рождение божественного человеак и человеческого Бога в нашем мире смысла ощущается как нечто бесконечно загадочное – и это чувство так легко утратить в святочной суматохе. Оно одновременно раскрывается и остается сокрытым. В Адвент мы начинаем чувствовать, как именно Богу удается быть одновременно столь смелым и столь застенчивым.

*

Так как Адвент словно сложен вчетверо, я предлагаю разделить наш опыт ожидания на четыре этапа. Первый из них отражает наше еще довольно тусклое осознание того, что нам есть, чего ждать. Это скорее чувствуется, чем понимается. Но чувство ожидания все же заостряет нашу осознанность и пробуждает нас к самим себе. Интересно, что мы сначала должны быть разбужены стремлением, болью, вызванной отсутствием того, чего мы жаждем, но что пока даже не можем правильно назвать. Но Homo Sapiens по самой своей природе всегда недоволен и постоянно жаждет большего. Наше чувство удовлетворения прекрасно, но непродолжительно. Исполнение одного желания очень скоро показывает нам, что мы так и не смогли избавиться от чувства незавершенности, которое властвует над нашим переменчивым "я". Еще прежде чем пена на гребне волны успеха коснется берега, за ней уже возвигается следующая волна. Желания являются неотъемлемой частью нашей человеческой природы. Таким образом, мы инстинктивным, но роковым образом интерпретируем каждый проживаемый нами момент как болезненный либо как приятный.

*

Когда мы замечаем это, мы взрослеем, параллельно учась воспитывать тех, кто молод. Появившееся понимание делает нас деликатнее и сострадательнее к тем, кто придет к нам на смену. Нас трогает и изумляет экстаз юных, когда исполняются их интенсивные, но по-прежнему простые надежды. Но это также заставляет нас осознать, как мы должны им помочь в формировании их желаний, - а также, как мы должны сдерживать свои обещания. Через это осознание, ставшее продуктом роста, мы учимся центрированности в других (хотя бы иногда). Мы видим глубоко затрагивающую нас мудрость в том, чтобы поставить чужое счастье столь же высоко, как и свое собственное. Дети вполне могут научить нас этому.

В таком случае, неудивительно, что Бог, решив прийти к нам как человек, пришел именно как дитя. Мы должны заботиться о Нем. Мы должны склоняться к Нему.

Дар, которого мы ждали так долго, исполняет наше желание до той степени, что наше внимание наконец-то обращается к кому-то за гранью нас самих.

*

Мне приходилось видеть некоторых весьма эгоцентричных и исстрадавшихся взрослых, терзаемых разочарованиями долгого ожидания: и вот, наконец, они преображены появлением новорожденного ребенка, вознесены в счастье, которого никогда не достигли бы обычным исполнением своих желаний.

Точно также ждет и человечество, впервые пробудившееся от своего рабства желаний. Мы ожидаем Бога, который должен прорваться сквозь наши образы и желания, спроецированные на богов, созданных нами самими. Бог застает нас врасплох. Он приходит как беспомощный ребенок, которого мы должны вскармливать и защищать, чтобы он мог выжить и развиваться. Мы усыновляем Бога. Но Его рост, который следует за этим, столь же удивителен, как это было для Марии и Иосифа. Мы называем это "своим духовным путем".

"Мария слагала это в сердце своем".

*

В созерцании Бог рождается в нас, и мы не знаем, как это происходит, но в какой-то момент мы чувствуем, как муки рождения и чудо роста заменяют наш цикл желания.

Адвент имеет смысл, поскольку рост означает жизнь, проявляющуюся и раскрывающуюся на новых уровнях опыта и смысла. Наши повседневные дела, планирование на случай непредвиденных обстоятельств, перерывы в тяжелой работе, - все это составляет один уровень. Это буквальный уровень, где успех и неудача являются тем, чем кажутся, потому что они оцениваются другими людьми. Но проявляется и другой уровень, когда вся эта деятельность, все принимаемые решения переходят на символический уровень, отражая другое измерение реальности, выражаюя новый образ бытия, свежее самосознание, мгновенно перебрасывая нас из мучительного мира осуждения и недовольства в сферу, исполненную чуда взаимных даров и истинной - а не сентиментальной - невинности.

*

Духовный рост предваряется терпением, созерцательным искусством ожидания. Мы утратили это искусство практической мудрости в современном мире, но медитация воссоздает его. Созерцательный Адвент способен вновь сделать Рождество загадочным, избавляя нас от скуки грубого потребительства.

В терпении мы пришли к пониманию того, чего ждем: оно несется к нам через межзвездные пространства, оно селится в нас, жаждет нас, стремится к нам, превращая наши желания во все более острую осознанность.

Эмили Дикинсон задавалась вопросом:

Что вести чувствуют в пути
И если есть в них душа
Сходя в обители людские
Стрелой влетая в них

Мы – смиренные творения, созданные желанием. Таким образом, мы будем повторяем цикл боли и удовольствия до тех пор, пока мы не поймем, что и мы также "желаемы". То, чего мы так жаждем, та любовь, которая созидает нас, уже направлена на нас. Вот почему мы ее жаждем. Она и есть то, чего мы жаждем, потому что Бог жаждет нас.




II неделя Адвента

На прошлой неделе мы рассматривали Адвент в свете природы желания. «Человек желающий» получает опыт возрастания и самопревосхождения через трансформацию собственных желаний. Чего мы хотим, как именно мы этого достигаем? В конечном счете, мы видим, что хотим не только того, что нравится лично нам, но желаем еще и счастья окружающих. В этом самопознании мы расширяемся до пределов Царствия, свободного от эгоцентричной орбиты наших страданий, источником которым являемся мы сами. Катализатором для этого преображения становится постепенное осознавание того, что нас жаждет любовь, которую мы не в состоянии вообразить даже в самых диких своих фантазиях.

*

Во время Адвента мы можем ощутить, как это желание, пребывающее за гранью горизонта событий нашего воображения, движется к нам во всем величии своей недвижимости. Все это кажется поэзией до тех пор, пока мы не начнем медитировать. Тогда это становится «опытом» – но опытом особым, выходящим за грань всего того, что мы обычно называем опытом. Раннехристианские мыслители, наметившие общие очертания этой теологии, изменили и нашу антропологию. То, как мы понимаем Бога, меняет и наше восприятие себя. Например, св. Григорий Нисский писал в IV веке, что в Иисусе Слово Божие обретает свой образ в человеке, «соединяется с разумной душой ради моей души, очищая подобное подобным» [1]. Это озарение помогает нам вообразить краеугольную тайну христианской веры изнутри – точно также, как мы можем представить себе внешнее событие.

*

Бог обретает форму человека даже за гранью космического горизонта событий. Но этот горизонт равным образом присутствует в глубочайшей и ярчайшей тайне человеческой души. Таким образом, мы можем говорить о двух рождениях Мира - в Боге в вечности и в нашей душе, поставленной в рамки времени. Также это рождение осуществляется в трех волнах – в великом Начале всех вещей, в каком-то моменте времени (а это дата, в точности нам неизвестная) в Вифлееме, и в непредсказуемом конце времен. Весь фокус Адвента, переживаемого нами в году Господнем 2016-м в том, чтобы найти связь между всей этой метафизикой и текущей повседневностью – с истерическим накалом распродаж "Черной пятницы", с мишурой и сентиментальностью, с рождественскими елками на площадях. Или если быть точнее – не связать одно с другим, а скорее отделить суть от всего второстепенного.

*

Это пришествие Бога в человека, происходящее снаружи и изнутри, является величайшей революцией человеческого разума. С тех пор, как мы задумались об этом, мы уже никогда не будем прежними. Этот момент переоценивает силу и слабость, богатство и бедность, время и вечность. Иными словами, Слово, ставшее плотью, взрывает атомную бомбу парадокса реальности. Оно больше никогда не позволит нам прибегнуть к дешевым поблажкам дуалистических ответов. Мы погружаемся в реальность, расположенную на более глубоком уровне, чем атом.

*

Это притягивает нас – в той же самой мере, что и пугает. Но в этом Адвенте – и в нашей встрече с тем, что движется навстречу нам, – мы открываем радость бытия, свободу любви и высшее наслаждение в самом источнике наших "я".

*

В Амазонии есть местность, где встречаются две великие реки, Амазонка и Рио-Негро. Их слияние выглядит весьма драматично: черная река встречается с потоком песочного цвета. На протяжении шести километров они текут бок о бок, не смешиваясь, благодаря разнице температур и скорости течения. Но в итоге они распознают друг в друге воду и становятся единым целым.



[1] св. Григорий Нисский «Слово 38. На Богоявление или на Рождество Спасителя»: «Само Божие Слово, превечное, невидимое, непостижимое, бестелесное, начало от начала, свет от света, источник жизни и бессмертия, отпечаток первообразной Красоты, печать непереносимая, образ неизменяемый, определение и слово Отца, приходит к Своему образу, носит плоть ради плоти, соединяется с разумной душой ради моей души, очищая подобное подобным; делается человеком по всему, кроме греха.»




III неделя Адвента

Однажды я встретил молодого бизнесмена из очень неспокойной части мира. Я обратил внимание, что во время разговора с другими участниками встречи о политической ситуации он держался отстраненно и ничего не сказал. Позже, в разговоре наедине, он сказал мне, что "не лезет в политику", потому что "они (политики) все одинаковы". Я подумал, что они, безусловно, "одинаковы" - поскольку все далеки от совершенства; однако и направление их несовершенства, и его степень отнюдь не одинаковы. Я спросил молодого человека, как продвигается его бизнес, и он просиял. "Бизнес продвигается отлично. Да, это сложно и рисковано. Но кризис дает прекрасные возможности для развития бизнеса". Для меня это был самый печальный момент нашей встречи, который бросил тень на эффективность функционирования нашей демократической системы.

*

Подобное же удивление я испытал, когда люди говорили мне, что не голосовали на недавних выборах в США, потому что "оба кандидата одинаково плохи". Размышления над смыслом Адвента должны пролить свет на все измерения нашей жизни - не только на наш внутренний мир, но также и на то, как мы должны проявлять ответственность в мире внешнем. В большинстве случаев моральный выбор - а всякий выбор является моральным - не сводится к черному и белому. Большая часть ситуаций, в особенности в нашем мире пост-правды [1], где растет экстремизм, принуждая нас выбирать меньшее из двух зол. Большее зло, вызванное моральной трусостью, будет связано с отсутствием выбора, потому что мы ожидаем идеального стечения обстоятельств, которые будут соответствовать нашей картине реальности.

*

Когда мы придерживаемся поста в Адвент, мы упражняемся в видении реальной картины мира. Мы учимся ждать - без фантазирования - того блага, которое никогда не уложится в пакетный сценарий нашего воображения. Мы учимся верить в добро за пределами того, что мы можем пожелать. Мы ожидаем той степени блага, той полноты, которая уже влияет на нас с момента, когда мы услышали Благую весть. Конечно, мы можем отбросить эту весть как миф или ложное утешение, недостойное современного скептика-рационалиста. Или же мы можем проявить нетерпение и сомнение, что эта весть когда-нибудь сможет к нам прорваться. Но если мы обретем Рождественский дух, мы узнаем, что значит "ожидать в радостной надежде", как говорится в одной из молитв литургии Адвента.

*

Радостная надежда - не то же самое, что празднование прибытия или возвращения домой. Ход времени еще не прерван проникновением вечности, которая сметает и объединяет все измерения, включая еще не открытые. Хронология еще не окунулась в онтологию. Повседневный быт еще не освещен сиянием бытия. Простое понимание, что все это еще прийдет, вызывает подъем духа и дает нам смелость совершать нелегкий выбор, который ставит перед нами время.

*

Но в итоге мы дойдем до цели. Это знание укрепляет наши дрожащие колени и спасает нас от бездны цинизма. Время ожидания возвращает нас к самим себе, заставляя отпустить все оборонительные инструменты, узнать и поверить в то, что движется к нам навстречу. В этот момент мы понимаем, что воплощение происходит когда мы прекращаем фантазировать и наконец принимаем реальность.

*

Это не только вечное Слово, которое стало плотью. Время и вечность - партнеры в супружестве. Мы также нуждаемся в том, чтобы воплотиться. И вдруг мы понимаем, что уже движемся в этом направлении. И мы также понимаем, что то, что движется нам навстречу, всегда пребывало здесь. Оно сокрыто в своем само-раскрытии, пока мы не переживем потрясение и трансформацию в мирном столкновении с Рождеством.



[1] Пост-истина (англ. post-truth) – согласно оксфордскому словарю, главное слово 2016 года. Прилагательное, «относящееся к таким обстоятельствам или обозначающее такие обстоятельства, в которых объективные факты влияют на формирование общественного мнения меньше, чем воззвания к эмоциям и личным убеждениям».




IV неделя Адвента

Короткая прогулка от ретрит-центра в Рио приведет вас к тропе, ведущей к маленькой Амазонке. Идите по ней до самого конца - не бойтесь, вы не отдалитесь от знакомого мира, эта тропа рукотворна, - и вы погрузитесь в бесконечное гудение и буйство жизни. Лесная экосистема представляет собой настолько сложный и запутанный танец, что не может быть концептуализирована. Если вы станете ее анализировать, вы ее совершенно упустите из виду. Чтобы охватить тропический лес во всей его полноте, вам нужна смена фокуса.

Его сложные подсистемы - насекомые, птицы, фауна, цветы, деревья, паразиты и все прочие виды, застенчиво избегающие подобных вам двуногих, - вращаются в своем собственном мире выживания и самовоспроизводства, подобно кружению бесчисленных галактик. Иногда они безмолвно сталкиваются, и выживает сильнейший. Но нет никаких жалоб. Разрушение является естественной частью этой живой системы. Непрерывно опадают листья, отслужившие своей цели. Они ложатся на землю, чтобы превратиться в прах и исчезнуть в забвении, или же стать чем-то другим. Постоянно слышны шумовые вибрации, порождающие своего рода музыку, а также энергию за гранью понимания наших слабых человеческих чувств.

Прогуливаясь здесь, я посмотрел под ноги и увидел идеальную impatiens walleriana, маленький пятилепестковый цветок пастельного окраса: точно такой же растет в нашем центре в Лондоне, мы называем его "Dizzy Lizzie". Этот цветок словно перекидывает мост между мирами, но я по-прежнему остаюсь единственным человеческим существом в этой отдельно взятой параллельной вселенной.

Возвращаясь из леса в ретрит-центр, вы обнаружите тщательно ухоженные сады, часть покоренной человеком природы. Лес стал садом. Малооплачиваемые работники из районов-трущоб следят за этим садом, сохраняя его в аккуратном и опрятном состоянии для тех, у кого достаточно времени, чтобы наслаждаться прогулками по саду, - но также и имеющих неустанную нужду в таком отдыхе. Даже цветы тут выглядят так, словно знают, что на них смотрят.

Но что если, изнутри и за гранью, великая безыскусная симфония дикой природы и самоосознанная эстетика человеческой культуры, должны слиться воедино? Это единство приходит в безмолвии, скрывая себя во всех формах, в которые оно облачено. Это источник обоих миров, включающий в себя также и все остальные возможные миры. Возможно, в этом единстве себялюбивый и самососредоточенный человек неведом. Это первое изреченное слово, пробуждающее все сущее к бытию и возвращающее его обратно в источник. Как лист падает вниз, так истекает время существования вселенной. Но это рождающееся Слово является основой времени и пространства.

Мы ждем его. Оно грядет. Оно здесь. Оно движется все дальше и дальше, исполняя свою великую цель, с нами или без нас. И достигая своей цели, оно становится полным славы, волнующее человечным новорожденным. Новорожденное Слово абсолютно слабо, и потому оно может явить себя как силу жизни тем, кто готов распознать это. Если мы сможем отставить свои хлопоты, нам удастся вслушаться в него, посвятив этому несколько свободных мгновений. Именно поэтому хорошо пережитый Адвент становится основой для счастливого Рождества – и делает Рождеством весь год.

Счастливого Рождества и мирного нового года нам всем!






Перевод: Мария Захарова, Альберт Захаров
Фото: о.Лоренс Фримен OSB

Дорогие читатели, большая просьба - при публикации наших материалов
указывайте ссылку на источник. Заранее благодарим вас!


Подпишитесь на нашу рассылку
и получайте обновления адвентовых рефлексий еженедельно:

www.wccm.ru/subscribe






 

Рассылка новостей
Подпишитесь на рассылку новостей и обновлений.


www.wccm.ru
www.wccm.org.ua
www.christian-meditation.com.ua

info@wccm.org.ua








Христанская медитация Христанская медитация